Список форумов - Гомель в годы Великой Отечественной войны
Вход Регистрация FAQ Пользователи Поиск Список форумов - Гомель в годы Великой Отечественной войны

Д.Ола -14 января 1944 - 12 Хатыней...
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов - Гомель в годы Великой Отечественной войны » О злодеяниях захватчиков на территории Гомеля и районов.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2018 11:18 am    Заголовок сообщения: Д.Ола -14 января 1944 - 12 Хатыней... Ответить с цитатой

Спросите у любого школьника, что знает он о трагедии в Хатыни? Даже необладая глубокими знаниями по истории Великой Отечественной войны, он вкратце перескажет прочитанные в учебниках отрывки о сожженной
фашистами деревне, погибших в огне мирных жителях и о мемориале, установленном в 1969 году в 60 километрах от Минска. Но не многие знают о трагической судьбе деревни Ола Светлогорского района. И это несмотря на то, что в Оле погибло жителей почти в 12 раз больше, чем в Хатыни.

Она увековечена в мемориальном комплексе Хатынь


Ола, деревня Чирковичского сельсовета Светлогорского района.Название походит от реки Ола (приток Березины), на берегу которой и было и основано поселение. Упоминается в документах с 1875 года, как населённый пункт Бобруйского уезда Минской губернии. Имелось 6 дворов, являлась государственной собственностью. По переписи1917 года входила в Паричскую волость имела 3 хозяйства, 18 жителей. В 1926
году – 17 дворов, 79 жителей. Преобладали фамилии Дикун, Зыкун, Курлович. Перед Великой Отечественной войной 34 двора 168 жителей. Там же размещался Шатилковский лесоучасток. Работала начальная школа, которую в канун войны закончили 35 учеников. Жители деревни трудились в колхозе «Шлях сацыялiзму».




8 января 1944г. 931-й день войны Началась Калинковичско-Мозырская наступательная операциявойск Белорусского фронта проходившая с 8 по 30 января 1944 года. В операции были задействованы 61-я армия (командующийгенерал-лейтенант П. А. Белов), 65-я армия (командующий генерал-лейтенант П. И. Батов),
значительная часть сил 16-й воздушной армии (командующий генерал-полковник С.
И. Руденко).

Численность советских войск составляла 232 600 человек. К участию операции привлекались также партизаны Гомельского, Полесского и
Минского партизанских соединений.

Советским войскам противостояла 2-я немецкая армия(командующий генерал пехоты Вальтер Вайс) из состава группы армий «Центр». После
поражения в Смоленской операции немецкие войска с октября 1943 года месяца
создавали оборону с использованием многочисленных рек и болот. На этом
направлении занимали оборону 9 пехотных и 2 танковые дивизии, 3 дивизиона
штурмовых орудий, кавалерийский полк. В тылу находились несколько венгерских
дивизий, использовавшихся для борьбы с партизанами.

8 января 1944 года советские войска начали наступление. Напервоначальном этапе бои приняли упорный характер и в первые дни операции
советские войска с трудом продавливали немецкую оборону. В первый день
продвижение войск составило от 2 до 5 километров. В последующие 4 дня велись
упорные бои по прорыву вражеской обороны. После прорыва передовой
оборонительной полосы Рокоссовский ввел в бой южнее Мозыря сразу два
кавалерийских корпуса — 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса, которые вместе
с белорусскими партизанами проселочными дорогами вышли глубоко в тыл
обороняющейся группировки противника и перерезали её основные пути снабжения. Кавалеристы
парализовали немецкие тылы, перерезали дорогу Мозырь — Петриков, лишили
снабжения обороняющиеся немецкие части. Немецкое командование было вынуждено
начать отвод своих войск.

13 января 1944 года.
Войска Белорусского фронта продолжали решительноенаступление на мозырском направлении и добились значительного успеха. 61-я армия перерезала железную и шоссейную дороги Калинковичи—Жлобин, освободила Домановичи и обошла вражескую группировку с
севера. Наступавшая южнее 65-я армия также быстро продвинулась вперёд.

Днём 14 января были взяты штурмом, при поддержке партизан,главные опорные пункты вражеской обороны областной центр Белорусской ССР город
Мозырь и крупный железнодорожный узел—город Калинковичи.

Продолжая наступление, войска 65-й армии 20 января освободили город Озаричи, а 61-й армии и партизаны 23 января — город Лельчицы.

С выходом советских войск на реки Ипа, Припять и Птичьсоветское наступление было остановлено. В результате Калинковичско-Мозырской
операции советские войска продвинулись по лесной и болотистой местности в целом
на 30 — 40 километров, на отдельных направлениях — до 60 километров. Была
охвачена с юга бобруйская группировка противника, что позднее облегчило еёразгром в ходе Белорусской стратегической операции.



В небольшую деревню Ола, со всех сторон окруженную болотамида лесами, пришло, спасаясь от отступающих немецко-фашистских войск множество
людей: старики, женщины, подростки, дети из деревень Здудичи, Чирковичи, Рудня,
Искра, Плесовичи, Коротковичи, Мормаль. Ютились в хатах, сараях, землянках,
куренях – люди искали убежища, ожидая приближения Красной Армии. Собралось
около 2000 человек.

14 января 1944 года фашистские каратели сожгли деревнювместе с жителями. В Оле погибло 1758 человек, в том числе 950 детей и около 500 женщин…



Сообщение Советского Информбюро от 7 Апреля 1944 года

«Спасаясь от гитлеровских извергов, многие жители посёлкаВосход, деревень Коротковичи, Бродки, Красновка, Дуброва, Антоновка и других укрывались в деревне Ола Полесской области, и в лесу, находящемся вблизи этой деревни. Немецко-фашистские захватчики 14 января оцепили деревню Ола и учинили дикую расправу над мирными советскими гражданами. Озверевшие гитлеровцы загнали стариков, женщин и детей в дома и сараи, заперли их там, а затем сожгли живьём. Фашистские изверги бросали в горящие дома гранаты, стреляли из автоматов и следили, чтобы никто не мог убежать. В одном сарае, на северо-западной окраине
деревни, немцы заживо сожгли до 70 человек. В огне погибли Александра Зыкун – 95 лет, Яков Курулович – 85 лет, Степан Зыкун – 81 года, грудные дети – Александр Устименко – двух месяцев, Феня Зыкун – трёх месяцев и многие другие. По рассказам оставшихся в живых жителей деревни, немцы в течение этого дня
расстреляли и сожгли свыше тысячи мужчин, женщин и детей»



В 6 часов утра деревню со всех сторон окружил немецкийкарательный отряд. Всем, будто бы для регистрации на эвакуацию, приказали войти в большой сарай, в котором до войны содержался колхозный скот. Те, что пытались бежать за деревню сквозь вражескую цепь, падали, скошенные автоматными очередями. Кто прятался в землянках и ямах, того находили собаки. Из сарая забирали отдельными группами, заявляя при этом, что будут автомашинами отвозить в тыл, и отводили на другой конец деревни, загоняли в помещения, которые
обливали горючей жидкостью и поджигали.



Люди погибали от огня и взрывов гранат, что забрасывались вокна и двери. Стариков и детей живыми бросали в огонь, а тех, кто выбегал из пламени, убивали. В завершение расправы подожгли сарай. Люди поняли, что их ждет гибель, и ринулись через ворота во двор. Всех расстреливали из автоматов и
пулеметов. Деревня была уничтожена. Удалось спастись немногим.



Краевед Мария Фоминична Зыкун, долгие годы проработавшая вфилиале Светлогорского музея в д. Чирковичи, бережно сохранила воспоминания о событиях 14 января 1944 года жителя Олы Артема Устименко. В тот день 14-летнемуАртёму удалось выбраться из хаты через ход, что вел с печи на потолок, вылез во
двор и дополз до леса. Его хата стояла у самого сосняка и ему удалось вырваться из деревни.



«Он мне рассказывал, что люди из близлежащих деревень польду Березины уходили в Олу, потому что та располагалась среди болот, в непроходимом лесу, – говорит она. – Все надеялись, что фашисты в этой «тайге»
их не достанут. И что каратели пришли в деревню – это не случайно, без предателей, полицаев тут не обошлось»
. Артем Устименко ездил в качестве свидетеля в Брянск, где судили военных преступников, творивших чёрные дела в Оле. – «В моей памяти, – говорит он, – и теперь стоит жуткий плач женщин и детей, которые погибали в огне».



Мария Фоминична вспомнила ещё одну историю о тех событиях: «В Рудне фашисты стреляли по погребам, в которых прятались люди. В одном из них уцелел шестилетний мальчик Ваня — он оказался под телами убитых, поэтому немцы его не нашли. Какая-то раненая женщина сказала ему бежать в деревню Ола. Мол,
все жители Рудни спасаются там. Ребенок добрался до Олы и попал из одного пекла в другое. Когда я услышала эту историю, долго плакала…»


«Чтобы спрятаться от немцев, люди шли в деревню Ола и жили тампо 2-3 семьи в доме, – рассказала журналистам жительница деревни Коротковичи Валентина Логвин, чья мать Антонина Науменко пережила страшную трагедию сожжённой деревни. – Однажды утром они услышали лай собак и выстрелы. Фашисты
загнали всех в сараи и подожгли. Того, кто пытался спастись, — расстреливали. Маме удалось выскочить из сарая, но от боли она упала и очнулась уже ночью. Наутро ее нашли жители Коротковичей. Все родственники мамы — восемь человек — погибли…»




«Когда стало известно, что фашисты готовят контрудар, людейпредупредили, и часть мирного населения ушла за железную дорогу, к Шатилкам, – рассказывает сотрудник чирковичского музея Наталья Гавриленко. – Другие, может, не поверили, понадеялись, что оккупанты будут лояльно относиться, а когда начались зверства, угон в Германию, в концлагеря, стали по льду уходить в пойменный лес на том берегу реки, прятаться. 14 января в Оле был престольный праздник, многие люди пришли туда к родственникам, а фашисты любили устраивать карательные операции, уничтожать деревни именно в такие дни. Эта трагедия коснулась и моей
семьи: в Оле сгорела дочь сестры моей родной бабушки».


Еще один страшный эпизод описан в книге “Памяць.Светлагорск. Светлагорскi раён” свидетелем тех событий Тарасом Колесневым: “От группы отделилась женщина в телогрейке и большом клетчатом платке. Автоматчик
шел за ней. Я услышал просьбу позволить сгореть в своем доме. Это была Аксинья Тимофеевна Курлович, жена бухгалтера колхоза. Под дружный хохот фашистов женщина повернулась и твердым шагом пошла к своему горящему дому. За ней бежал фашист с большим баллоном за спиной. На ходу опрыскивал ее бензином. Женщина не обращала на него внимания. Офицер достал пистолет. Но на пороге дома женщина
вспыхнула факелом и скрылась за дверями…”

Книга «Памяць» рассказывает, что лишь немногим удалосьспастись от той страшной расправы. Среди них – Ольга Курлович, которая вместе с сыном притворилась мёртвой при расстреле. Гавриил Зыкун со своей маленькой дочкой также чудом спаслись: за 2 часа до прихода карателей они ушли в лес, а вернувшись, застали вместо деревни пепелище…




Гавриил Кондратьевич Зыкун рассказывал:«За два часа до прихода карателей я покинул деревню и смаленькой дочкой пошел в лес. Назад вернулся через несколько дней, когда в деревню вступили советские войска. Страшная картина открылась перед моими глазами. Все хаты были сожжены. На пепелищах лежали обгорелые кости, во дворах, в огородах, за деревней – убитые. Много трупов было около сожженного колхозного сарая. Перед тем, как уйти из уничтоженной деревни, захватчики глумились над убитыми. Бросали трупы в колодец, в ямы, обливали бензином, жгли. В ямах и колодцах трупы были закиданы снегом… Выгнав захватчиков, советские воины похоронили убитых в братской могиле».

Рассказывает Тарас Колеснев поселившийся после войны в Коротковичах, которого ранили в голову, когда он порывался бежать.

Истекая кровью, Колеснев неподвижно лежал в снегу и видел следующее:

«В очередной группе, где было человек сорок, узнал свою жену и детей. Она начала оглядываться, наверное, искала меня. Хотел было приподнять голову, но здравый смысл подсказал: «Лежи, умереть всегда успеешь». — Низенький толстый фашистский офицер, который стоял метрах в двадцати на небольшой возвышенности, размахнулся и бросил в толпу гранату. Раздался взрыв. А сзади приближалась очередная группа людей.

Бывший офицер 48-й армии, а ныне московский писатель Сергей Михайлович Голицын рассказывал следующее:

«В начале 1944 года мы прокладывали дорогу-гать в полосенаступления 48-й армии. Ко мне прибежали солдаты: “Скорее, скорее!..” Я был потрясен: груда сожженных людей. Кинулись в глаза лапти да онучи на чудом
уцелевшей ножке обгорелого мальчика лет шести…Лишь через две недели, когда пришли советские войска, убитых и сожжённых похоронили в братской могиле.




Известно, что спастись удалось немногим. Кондрат Гаврилович Зыкун с дочерью и Александр Иванович Зыкун спрятались в лесу. Вырвались из огня Андрей Васильевич Зыкун, Тарас Колеснев, Ольга Курлович с сыном, Артём Маркович Устименко…
В начале 1945 года чрезвычайная комиссия Чирковичского сельского Совета депутатов трудящихся во всех окрестных деревнях произвела подсчет погибших в Оле жителей. Было сожжено и расстреляно 1758 человек, в томчисле 950 детей и 508 женщин. В нескольких километрах западнее Олы пять месяцев (до 24 июня 1944 года) проходила линия фронта. И рядом с могилой замученных мирных жителей похоронены 450 солдат, сержантов и офицеров Советской Армии.




В Жлобинском государственном архиве сохранился “акт о злодеянии немецко-фашистских захватчиков и их
сообщников по убийству мирных граждан” на территории Ракшина, одной из пострадавших тогда деревень. Из местных жителей в Оле погибло более 100 человек. Фамилии и сухие цифры на пожелтевшей бумаге — все, что осталось в наследство от 14 января 1944 года.

Вот такая скупая информация... Это почти все, что можно узнатьо тех трагических событиях. А ведь там, в Оле, погибло в несколько раз больше людей, чем в Хатыни...




Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Пт Апр 16, 2021 5:04 pm), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2018 11:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В лесу не слышно ветра, и как будто время замерло вокруг тебя. После жуткой трагедии прошлого Ола хранит молчание и настороженно относится к гостям… За все страдания природа наградила это место необычайной
красотой…


остатки деревенского моста у деревни (фото 2005г)

К сожалению, нет достойного мемориала на месте сожженной деревни. Проехать в Олу сейчас практически невозможно — дороги со стороны автотрассы как таковой нет, нет мемориального знака на автодороге Светлогорск -Чирковичи-Жлобин, который бы напоминал, что в пяти километрах была сожжена деревня Ола.— Добраться сюда даже в наше время было очень сложно, —рассказывает заместитель председателя райисполкома Сергей Меркулов.

Долгие годы в этом месте не было даже памятника, посвященного трагедии. Здесь есть воинское захоронение, стоит скульптура солдата с венком, посвященная в большей мере все же освободителям. Позже, силами местных предприятий, мы облагородили территорию, установили крест и камень.



29.03.2012 решением №132. Светлогорский районный Советдепутатов решил упразднить деревню Ола Чирковичского сельсовета Светлогорского
района.

Как историческое место оно сохраняется. Находящиеся на её территории исторические памятники зарегистрированы по отношению к деревне Здудичи. Сегодня там стоит обелиск на братской могиле. но как деревня она исчезла с лица земли. Последний житель этой деревни уехал на постоянное место жительство к дочери в Светлогорск в 1986 году. Умер в 1992 году. В земельно-учетной документации Чирковичского сельсовета о деревне Ола информация отсутствует с 1980 года.

1758 человек из них 950 детей были жители из ближайших деревень. Они хотели дождаться освобождения, прятались здесь от фашистов, а встретили жуткую смерть…


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2018 11:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ВИДЕО

Митинг в деревне Ола

https://www.youtube.com/watch?v=2gYGEpQ1mFc

Рассказ свидетеля трагедии

https://youtu.be/qyRB5cyfpj4

В деревне под Светлогорском создаётся мемориал.

https://lovesun.by/society/memorial-v-derevnye-ola.html

Мемориалу «Ола» – быть!

http://sn.by/post/memorialu-ola-by-t/




Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Чт Янв 10, 2019 8:54 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2018 11:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОЛА

(поэма)

Кладбищенская, что ли, тишина?

Нет, ни одной могилы я не вижу,--

и всё ж над нами властвует она,

хоть память отдалю или приближу.

Да, тишина забвения видна.

Идут, плывут иль всё-таки летят? –

как призраки, здесь белые деревья…

Так вот где похоронена деревня!

Садов могилы, огородов, хат…

Забвения мерцающий простор…

Стою, смотрю, глазам своим не верю.

Найду ли обретением потерю?

Вот безымянно похоронен двор.

С оградою фундамента в укор –

кому? чему? – задуматься не смею.

Бетонного колодца дымный круг,--

и он тогда горел водой своею.

Нет, памятью нельзя смотреть в упор,--

иначе даже взгляд мой загорится.

Ну вот, опять горит… Гашу о снег,

но в нём огнём охваченные лица.

Пылает крик, горит немецкий смех

и даже воздух пулями искрится.

Не отличить командных криков лай

и лай овчарок, детский плач грызущих…

Огню сопротивляется сарай,--

и он щадит покорно смерти ждущих.

Но пулемёт явился невзначай,--

заставили, а он стрелять не хочет

по детям, по бессильным старикам.

«О, Donnervetter!..»* -- стонет пулемётчик.

Так яростно беспомощным рукам…

Зато гранатой он прицельно точен,--

в толпу попал, в толпу и он попал,--

единым взрывом стольких наповал!

Вот это… это «доблести» солдаты,--

в толпу летят без промаха гранаты.

Сарай от них и крышей запылал.

Детей спасти горящими телами

отцы не могут и не могут мамы,--

на стены лезут огненно в огонь.

Нет, не уйти от пулевых погонь.

Ни голосом своим я не сумею,

ни зрением, ни слухом не владею,--

пусть говорят прошедшие сквозь ад…

«Я – Колеснев Тарас, лежу в снегу,--

от раны в голове уже он красен.

Я понимаю: сам себе опасен –

и даже шевельнуться не могу.

Вот на расстрел ведут односельчан,--

так и меня вели, хоть не убили,

случайно пуле отказали в силе,

иль в меткости… Я от бескровья пьян.

Меня уже убитым посчитали,--

убитым легче выжить, чем живым.

Ох, только бы овчарки лаем злым

уже сейчас ко мне не подбежали!..

Вцепился в снег – и улежать сумел,

хотя вскочить хотел, взрываясь криком,

когда в толпе, бредущих на расстрел,

жену с детьми сумел узнать я мигом.

Оглядываясь, ищет здесь меня,--

быть может, хоть убитым, а заметит…

А я лежу, о Господи, а я…

Окликнул бы, но пуля мне ответит.

И детки жмутся, прячутся в жену,--

спасенья у неё привычно ищут.

Я ж в бессознанье, кажется, тону.

Овчарки рядом тупомордно рыщут.

А на кургане тот же офицер

кричит, чтоб конвоиры разбежались,

чтоб вдруг своим осколкам не попались…

Бегут от взрыва, прячась за барьер.

Теперь встают и смотрят автоматно,

стреляют в тех, кто не погиб гранатно,

и подгоняют новую толпу,

а сами отступают на тропу…

Всё просто – до безумия понятно…

Вот сесть бы мне сейчас в колхозный трактор

да этих гадов чёрных подавить,

чтоб никогда на свете им не жить!

Вдруг женщина отстала на мгновенье

и офицеру громко говорит,

что и сама согласна на сожженье

в своём дому, что нехотя горит.

Да, просится сгореть в избе родимой,

коль стала смерть такой необходимой.

Хохочет офицер: «О, sehr gut!..

Der Feuer… Haus… Und Ende, und kaputt!»**

И дружный хохот, нет, не человечий…

Она идёт своей избе навстречу,

а вслед за ней уже спешит солдат.

Бензином брызжет зло пульверизатор,--

хотя бы этим услужить ей рад.

А конвоир подталкивает взглядом,

хоть и боится оказаться рядом…

Аксинья Тимофеевна Курлович?

Сдержать бы этот, ставший плачем, вздох…

Та ж телогрейка, клетчатый платок…

Бухгалтера колхозного жена.

В шагах – такая умереть готовность,

как будто жизнь ей вовсе не нужна.

И вспыхнула у самого порога,

собою хате помогла гореть.

А дальше ничего не разглядеть,--

не стало, что ли, ни людей, ни Бога?

Я чувствую, что кровь вмерзает в лёд,

как снег уже и щёки заметает,

а страх пошевелиться запрещает…

Огонь сарая гаснет, отстаёт.

А может, и не видел я жены,

с детишками бредущей для расстрела?..

А может, боль моя не рассмотрела

под этой высотою глубины?

Могло второй гранатою убить…

А сыновья – Аркадий и Владимир? –

она была всё время рядом с ними.

Но Тосик, Лёня с ним хотели быть.

Он их тащил в сарае до ворот,--

там оттеснили, словно отобрали.

А может, всей толпою затоптали?..

Теперь и сам, наверное, умрёт.

Но выжил… Долежал, пока стемнело,

в конец деревни немцы отошли…

По сантиметру отрывая тело,

отполз и оттолкнулся от земли.

Одежда вся как ледяная роба.

Шатаясь, между трупов зашагал,

как будто впрямь сумел восстать из гроба,

и в лес вернулся,-- тот всегда спасал.

А утром вновь на кладбище деревни.

Нет ни единой спасшейся избы.

Угарный дух – и варварский, и древний

карающей безвинностью судьбы.

Я кровь свою узнал во льду знакомом,

меж трупами, над трупами прошёл.

Как будто кто-то взгляд окликнул домом,--

фундаментным остался кирпичом.

Степановна моя и сын Аркадий

лежали рядом в солнечном снегу.

Стал на колени и руками гладил,--

нет, говорить об этом не могу.

Потом похоронил их у болота

на острове… Убитыми лишь спас.

Там, будто бы скрываясь от кого-то,

могилочки две эти и сейчас…»

Вдруг звонко возникает детский голос:

«Я тоже, тоже выжил в том аду!..»

За голосом или в него иду?

«Я – Вася Говор… Так Никитку жаль…

Он спрятаться от немцев попытался,

но злому автоматчику попался…

Я добрых автоматчиков не знал.

Тогда ж убили деда Михаила

и дяденьку Сергея, и ещё…

А нас в лесу землянка приютила,--

нам всё казалось – это не всерьёз.

Мы прятались, как будто бы играли,

а нас они за это убивали…

Лишь две недели прожили в Оле.

Потом… потом нас выгнали раздетых –

и стариков, и даже малолетних.

Всё делали в каком-то рьяном зле.

На рукавах шинелей их – нашивки:

рисунок черепа и двух костей.

Но что могли мы, жалкие мальчишки,

коль в нас они не видели детей?

Кого в гумно, кого на скотный двор.

Потом по тридцать человек, по счёту,

в сарайчики – и пулями в упор…

Обычную им делали работу.

Всё поджигали, чтобы память сжечь,

а я живу, чтобы её беречь…

И нас в сарай навозный завели,

потом два пулемёта затащили.

Скомандовали грозно: «Поднимись!..»

Я понял, что заканчиваю жизнь,

что и меня… меня уже убили.

Все стали падать мёртвые, и я

упал, хоть пули вовсе не задели.

И девушка упала на меня

убитая, а немцы проглядели.

Всех раненых достреливали фрицы –

убийцы…

А раненая в спину Надя Говор –

вся-вся в крови – к фашистам подползла

и попросила, приказала гордо,

да, пристрелить, чтоб умереть могла.

Они в ответ смеялись, не стреляя, --

и тихо умерла в углу сарая.

Я слушал за стеной метельный ветер

и, кажется, не думал ни о чём,

потом вдруг Витю Говора заметил,

убитого, лежащего ничком.

Его сестричек Маню, Надю… Маму…

Из-под убитых выполз я упрямо,

когда фашисты весело ушли.

Они ещё Серёжу не нашли –

из Красновки – и двух его сестричек.

Ещё – Антошу… Раненые все…

Нам посидеть бы здесь ещё потише,

а мы вдруг вышли, будто бы во сне.

Нас сразу же заметили солдаты

и вскинули прицельно автоматы.

Погибли все…Лишь я сбежал к сараю

и спрятался за дровяной навес.

Здесь был и дядя (я его не знаю),

сказал, что надо выбираться в лес.

Но рядом с нами подожгли сарай,--

от дыма и огня я задыхался.

И вновь от просьбы дяди: «Пачакай…»

я поспешил, вернее, отказался.

Ползком, ползком, потом уже бегом –

и в лес, где мы семьёй недавно жили…

Всё остальное вроде ни при чём,--

не раз уже об этом говорили.

Но всё не верил, что убита мама,

что нет ни Вали, и ни Люси нет,

ни Пети, и ни Вити, и ни Коли…

Мне вновь дыханья становилось мало,

ведь им ещё почти нисколько лет,

ещё учиться лишь мечтали в школе.

Казалось мне, что стоит закричать,--

и сразу же в сарае отзовутся,

но невозможно голосом позвать,--

услышат немцы и опять вернутся…

Жалел, что не зашёл я в тот сарай,

чтоб маму тихим голосом окликнуть,--

она б и мёртвой мне отозвалась,

но к мёртвой маме не могу привыкнуть.

Хоть самому ложись и помирай…»

…Не мне ли это говорит Василий?

Заговорили все, заголосили…

Живых? погибших? – слышу голоса:

«Вы все мертвы, когда о нас забыли!» --

и вихрями идут в мои глаза.

Уже почти две тысячи видений

идут меж догорающих строений…

Овчарок лай и автоматный лай.

И лай командной, да, фашистской речи,--

давным-давно уже не человечьей.

Вороний гомон, налетевший грай…

Так вот откуда наши террористы,--

они все те же, да, CC-фашисты…

Я слишком гневно по тропе иду.

Но «смертники» и сами погибают,

а эти по толпе в детей стреляют…

Я окрика иль выстрела я жду?

Садов могилы, огородов, хат

и тех же, тех же всё ещё сараев…

Я чувствую спиною окрик: «Halt!..»,***

«erschiessen!..»,-- значит, расстреляем.

Беспамятство предательству равно,--

всё прошлое сбывается давно.

Забвенье мстит, иль это мстят забвенью?

Вновь мир террористически гремит,--

не мстит ли поколенье поколенью?

Да, поколенье поколенью мстит.

Ола… Аллах… Случайное созвучье?

У них на пряжках было: «Gott mit uns!»…****

Иду, иду по тишине гремучей

и гнев клубится из безмолвных уст.

Вновь эхо мыслей затаилось где-то.

Опять моя Отчизна – из отчизн…

СССР – страна любви и света,--

счастливо победившая фашизм.

Но где она? Не их ли всё ж победа,

коль нет её – страны любви и света?

Живых и мёртвых слышу голоса,

но повторить, но высказать нельзя.

«В три года я сожжён или убит»,--

вновь тихо Петя Говор говорит.

«А я – в четыре,-- Люся продолжает,--

а брат мой Коля – пять не насчитает.

И Витя – семь…

И лишь двенадцать – Валя…

Семья у нас и впрямь была большая.

Мы только-только начинали жить…

Неужто можно ни за что убить?..»

Убитая не верит убиенью…

Иль лозунг наш: «Забвение – забвенью?!»

Стою, смотрю, прислушиваюсь, жду…

«Мы выжили недаром в том аду.

Нас Сам Господь для этого и Спас.

Свидетельствуем: Колеснев Тарас»,

«И я, и я, Исаенко Григорий»,

«Исаенко Софон», «Василий Говор»,

«Исаенко Иван и Говор Лида»,

«Мартыненко – я, Тоня, Антонина».

«Прищепенко – пишите,-- Апанас,--

нас правда Бог свидетелями спас…»

«А мне в сто десять лет дано сожженье.

Мне по-людски не дали умереть»,--

Семёновны я слышу возмущенье.

«Пиши, моя фамилия – Дикун,--

свидетельствую тоже этот глум…»

Я снова голосам сожжённым внемлю

и в капсулу с могилы братской землю

для крипты Храма Памяти берём.

Нет, истине своей мы не солжём.

Я не ищу наития наитий,

но мне из этих голосов не выйти,--.

от памяти своей боюсь уйти,--

есть жизни путь, не знающий пути.

Но вот он, вот он, камень надмогильный

и Крест Поклонный, на снегу – цветы.

Ола – двенадцать жертвенных хатыней,

и нам она – для духовысоты.

Мы – совести взыскующая память,

мы – мстительный, да, человечий стыд.

Хоть прошлое уже нельзя исправить,

но будущее нам принадлежит!

_______________________


*Чёрт возьми! – нем.
**Очень хорошо… Огонь… Дом… Конец
***Стой!
****Бог с нами!


Советская Белоруссия № 11 (25146). Среда, 18 января 2017
https://www.sb.by/articles/eto-nuzhno-ne-mertvym-eto-nuzhno-zhivym-18012017.html


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Пт Янв 11, 2019 3:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Из книги Голицына Сергея Михайловича "Записки беспогонника" > Стр.92

https://www.litmir.me/br/?b=177071&p=92

... Когда мы окончили работу на большаке, нас перебросили на строительство другой дороги перпендикулярно первой, идущей непосредственно на передовую.

Эта дорога шла через лес, росший по болоту. Каждое более или менее сухое место там было занято землянками различных подразделений. Выходила дорога к деревне Ола, от которой до передовой считалось всего 1,5 километра.

В то время в «Правде» было опубликовано сообщение комиссии по расследованию преступлений гитлеровцев о том, что в 1943 году эсэсовцы неожиданно окружили деревни Искра, Мормаль и другие (названия их не помню), арестовали всех их жителей, все больше женщин и детей, привели их в деревню Ола, затиснули в хаты, заперли двери, а хаты подожгли. Тех, которые пытались бежать через окна, расстреливали из пулеметов. Всего погибло до 4000 человек.

Добавлю от себя. Ола была деревня в 20 дворов, затерянная среди лесов и болот Полесья. До ближайшей деревни Искра насчитывалось 7 километров. Жители окрестных населенных пунктов кормили и поддерживали партизан, и за это гитлеровцы и совершили свое страшное преступление.

Когда наступающие части 48-й армии заняли эти места, то нашли горы обугленных трупов. Их похоронили на холме и поставили большой деревянный памятник. Я его видел.

Наша рота должна была через Олу построить дорогу. Мы решили провести ее не по прежнему низкому месту, а повыше, прямо по пожарищам хат. Стали разбирать остатки обугленных срубов, засыпать подполы, мостить полотно кирпичами от разрушенных печей.

Так уж повелось с начала войны, что солдаты в поисках картошки всегда залезали в подполы сожженных домов. Залезли и тут. И в одном из подполов обнаружили несколько обугленных трупов, в том числе и детский — лет шести — не то мальчика, не то девочки. Ноги, туго обвязанные онучами с лыковыми лапоточками, почему-то уцелели. Другие трупы превратились в груду обугленных костей, даже нельзя было сосчитать — сколько же народу тут погибло. Эти кости мы снесли к памятнику и похоронили вблизи него.

Мне пришлось случайно попасть в Олу через месяц, когда весна расцвела, трава зазеленела. Невдалеке от памятника я увидел яблоню. Дерево погибло, обуглилось, уцелела одна боковая ветка, вся осыпанная бело-розовыми цветами.

В своей книге «Сказания о белых камнях» 25 лет спустя я описал и эту ветку, и детский трупик с уцелевшими ножками в лаптях.

....

Возвращаюсь к прерванному рассказу.

В Искре привезенные с собой окна и двери пригодились для ремонта пустых домов. Из жердей и досок мы оборудовали нары и поселились более или менее сносно.

Жителей там не было, их сожгли немцы в Оле. Чудом уцелели только двое мальчишек, живших в погребе. Я к ним подходил, пробовал с ними заговаривать, но никакого толку не мог от них добиться. Они так одичали, что едва ворочали языками и не смогли назвать своих имен. Виду них был страшный — покрытые корой грязи, все в лохмотьях и болячках, усыпанные вшами. В том погребе оставалась картошка, они ее пекли и ели. Интересно, что с ними потом сталось?
....




Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Сб Янв 12, 2019 1:47 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Пт Янв 11, 2019 3:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сергей Голицын - "Сказание о белых камнях" стр.57

https://libking.ru/books/adv-/adv-history/293462-57-sergey-golitsyn-skazanie-o-belyh-kamnyah.html#book

....
Во время Отечественной войны служил я в составе тех войск, какие освобождали униженную, сожженную, но не покорившуюся Белоруссию.

Много раз приходило мне тогда на ум страшное татарское нашествие. На всю жизнь запомнил я одну маленькую деревеньку, затерявшуюся в болотах Полесья.

Гитлеровцы из мести за убитых партизанами эсэсовцев загнали всех жителей той деревни в две или в три избы, забили окна досками и подожгли. Тех, кто выскакивал, они тут же расстреливали, а потом запалили и всю деревню.

Я попал на пожарище весной, на второй или третий день после изгнания врагов. Как нелепые башни, высились на пожарищах закоптелые печи. Оборванные женщины что-то деловито искали меж обугленных бревен. Другие женщины на самодельных таганках в щербатых горшках варили картошку. Дети в лохмотьях копошились вокруг, и лица у всех были сухие, серые, окаменелые, с глазами, разучившимися плакать. Стоял кисловатый, отвратительный запах мертвечины, заглушавший запахи пробуждающейся земли.

Я наткнулся на обгорелый скелетик младенца так лет шести; верно, его только что вытащили из пожарища. Был ли это мальчик или девочка, не знаю. Почему-то уцелели ноги, обернутые холщовыми онучами, перевязанные лыковыми тесемками и обутые в лапоточки.

Вокруг пожарищ стояли яблони, иные из них погибли от огня и раскинули во все стороны черные, изуродованные и рогатые сучья. А другие яблони обгорели только с одной стороны, и две-три их ветви уцелели. И каждая такая живая ветвь, словно пеной, была осыпана белыми и бело-розовыми цветами, прекрасными, как сама красота, как белая царевна Покрова на Нерли.

И я подумал, что и в сожженном татарами Владимире когда-то так же деловито разбирали женщины обгорелые бревна, копали землянки, варили на таганках пищу. И никто не плакал — некогда было плакать. И пахло весной и трупами. И может быть, непохороненный скелет младенца, обутый в холщовые онучи и в лыковые лапоточки, лежал в стороне.

И так же пышным белым и бело-розовым новоздан-ным цветом цвели по владимирским холмам и оврагам полуобгорелые яблони. И стояли прекрасные, как яблоневый сад, белокаменные закоптелые храмы...

...


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вт Янв 15, 2019 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"ХИМИКИ" газета ОАО "СветлогорскХимволокно"

14.01.2019г.

Митинг, посвящённый 75-летию сожжённой гитлеровцами во время Второй мировой войны деревни Ола. Фоторепортаж.












Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Пт Апр 16, 2021 4:59 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вт Янв 15, 2019 10:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Продолжение.









На месте сожженной 14 января 1944 года фашистами деревни Ола прошел траурный митинг-реквием, посвященный 75-й годовщине страшной трагедии. Здесь фашисты расстреляли и сожгли 1758 человек, из них 950 детей. Здесь же при освобождении от фашистов местных территорий погибли 495 советских солдат и офицеров.

Митинг открыл заместитель председателя райисполкома Александр Магазинщиков:

— У таких преступлений нет срока давности, — сказал Александр Анатольевич. — Уничтожение карательными отрядами тысяч деревень стало одной из наиболее страшных и наглядных иллюстраций зверств нацистов. За три года фашистской оккупации сотни трагедий, подобных трагедии Олы, имели место на территории Белоруссии. В Оле люди приняли мученическую смерть. После войны деревня не возродилась. Останки погибших жителей, а также четырехсот девяносто пяти воинов захоронены здесь в братской могиле. Вечный покой всем, кто принял мученическую смерть в деревне Ола.

На митинге выступил исполняющий обязанности директора Коротковичской средней школы Жлобинского района Василий Концевой. Он рассказал, что на территории Коротковичского сельсовета Жлобинского района фашисты сожгли пять деревень, которые не возродились. Но самой жуткой была трагедия Олы, где погибли более четырехсот жителей Коротковичского сельсовета, которые пытались спрятаться в глухой лесной деревушке от приближающегося фронта в январе 1944 года.

Настоятель прихода храма Кирилла Туровского в Светлогорске протоиерей Сергий Кисель совершил литию по невинно убиенным жителям Олы и близлежащих деревень, погибшим воинам.

— Как служитель Церкви призываю наш народ вознести молитвы ко Господу, чтобы Он явил нам Свою милость, а не гнев. Вспомните, сколько погибло людей во время Великой Отечественной войны. Они дали нам шанс на жизнь, чтобы мы жили дальше, родили детей и воспитывали их в Законе Божьем, чтобы мы с сочувствием относились друг к другу и хранили мир, — сказал священник.

На митинге выступил почетный гражданин Светлогорска Изяслав Котляров. Изяслав Григорьевич сообщил, что на уровне Гомельского облисполкома идет приемка окончательного варианта мемориального комплекса, посвященного деревне Ола и еще 33-м уничтоженным деревням Гомельской области, 136-ти тысячам погибших мирных жителей.

Участники митинга возложили венки и живые цветы к мемориальным плитам братского захоронения на месте гибели мирных жителей деревни Ола.
http://sn.by/post/na-derevni-ola-proshel-traurnyj-miting/




Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Пт Апр 16, 2021 5:06 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вт Янв 15, 2019 2:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Попытаемся разобраться какие подразделения сожгли д.Ола

На карте боевых действий осенью 1943г. указаны два интересных подразделения. Это 203 и 707 охранные дивизии.


707-я пехотная дивизия (Третий рейх)
В ходе реализации операции «Барбаросса» относилась к дивизиям резерва Главного командования Сухопутных войск, которое активно использовалось гитлеровцами в контропартизанских действиях на территории Белоруссии

Насчитывала около 5000 человек, офицерский состав был укомплектован большим количеством резервистов. Сохранились сведения, что средний возраст рядового состава был значительно старше 30, средний возраст командира роты — 42 года, средний возраст командира батальона — 53. Материальная часть дивизии испытывала острую нехватку транспортных средств, что делало практически невозможной оперативную переброску её частей на угрожаемые направления.

В июле 1944 года уничтожена в группе армий «Центр».

Командир генерал-лейтенант Рудольф Бузих (12 января 1944 — 15 мая 1944)

Бузих, Рудольф (Rudolf Busich; 1889-1946) — немецкий военный деятель; генерал- лейтенант (1943). Уроженец Триеста. 18 августа 1910 г. поступил на военную службу. Участник Первой мировой войны. После демобилизации армии оставлен в Рейхсвере. С 1 сентября 1939 по 25 июня 1942 г. командир 1-го железнодорожно-инженерного полка. С 1 июня 1943 по 1 апреля 1944 г. командир 707-й пехотной дивизии. С 8 мая 1945 по 24 февраля 1946 г. в плену у союзников. Скончался в лагере для военнопленных в Гартенау (Зальцбург).

Вермахт на советско-германском фронте. Следственные и судебные материалы из архивных уголовных дел немецких военнопленных 1944-1952. (Сост. В.С. Христофоров, В.Г. Макаров). М., 2011. (Именной комментарий). С. 702.

=====================

203-я охранная дивизия:
— 473-й охранный батальон (командир — майор Мунд);
— 642-й охранный батальон;
— боевой батальон «Днепр»;
— 8-й артиллерийский дивизион «Смоленск»;
— команду ГФП.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вт Янв 15, 2019 2:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Из Протокол допроса командира 31-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта В. Окснера. 18 июня 1947 г. [Лагерь военнопленных № 168, БССР]

...
Вопрос: Откуда население дивизией эвакуировалось?
в сентябре-декабре 1943г.

Ответ: Люди были эвакуированы на следующих участках:
1. Грязовец-Чауссы 12-й пехотной дивизией генерала Фрайхерр фон Люцов перед тем, как эту позицию дивизия заняла.
2. На участке Кускавичи-Грязовец люди были эвакуированы 260-й дивизией генерал-лейтенанта Шлютер , перед тем, как дивизия туда вошла.
3. На участке Мадоры-Н. Быхов люди были эвакуированы 383-й дивизией генералом Хофмейстером.
4. Позицию Мормаль эвакуировала 707-я охранная дивизия генерал- майора Бузих.
5. Участок Ямполь-Городок, как я уже показал, эвакуирован комендантом Речицы генералом Пильц, точно фамилии не знаю.
6. С участка Холмечь-Городок из деревень по западному берегу Днепра население было эвакуировано 31-й пехотной дивизией в места, назначенные армейским корпусом, точно сейчас не знаю.
7. Участок от р. Друть, западнее Дедово до разъезда 15 был от населения освобожден. Деревни были пусты, примерно в конце февраля или начале марта 1944 г. эти мирные граждане были нами обнаружены в лагере партизан юго- западнее железно-дорожного разъезда 15. Здесь в лагере партизан оказались двери и рамы домов из окруженных деревень, т.к. когда мы пришли в деревни, там во многих домах не было рам и дверей. В этом лагере по данным штаба корпуса было до 500 партизан. Временно командовавший полком майор Шольц со своим полком без боя занял этот партизанский лагерь. Правда, из лагеря он предварительно был обстрелян, но когда пришел в лагерь, там не было ни одного партизана. Был обнаружен лагерь с мирными жителями, примерно около 100 человек женщин и детей. Они не имели никакого оружия. Эти люди из землянок нами были выгнаны и посланы на запад в деревни или куда хотели, дальнейшая судьба их мне неизвестна. В этом лагере были помещены солдаты моей дивизии. Бывшие в лагере партизаны, очевидно, заранее очистили лагерь и ушли куда-то, так что боя с партизанами здесь не было.




Последний раз редактировалось: -=RuS=- (Ср Янв 16, 2019 1:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вт Янв 15, 2019 3:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Как это было в 1942г.

О применении 707, 203 и других охранных дивизий на территории Белоруссии

Выдержки из книги Охотники за партизанами. Бригада Дирлевангера. Глава
«БОРЬБА БЕЗ ПРАВИЛ»

http://www.e-reading.club/chapter.php/1025860/14/Zhukov_-_Ohotniki_za_partizanami._Brigada_Dirlevangera.html


В процессе обсуждения антипартизанской стратегии существовало две тенденции, первая из которых была радикальной, а вторая — умеренной. Если для СС террор считался главным средством для достижения поставленных задач, то для вермахта — одним из способов обеспечения порядка, причем не всегда этот способ считался уместным. Многие представители армейских кругов отрицательно относились к проявлениям экстремального насилия (таким, например, как децимация гражданского населения)…

Разрабатывая весной 1942 г. концепцию по уничтожению народных мстителей, Шенкендорф предложил оптимальный вариант антипартизанской операции. Такая операция была совокупностью согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени боевых и карательных действий, проводимых одновременно или последовательно по единому замыслу и плану для решения задач в определенном районе в установленный период времени. Оперативные действия предполагали только наступательный характер. К лету 1942 г. появились еще два типа операций — общевойсковые и самостоятельные.

По мнению К. Герлаха, основной моделью для многих акций, проводившихся на занятой территории Белоруссии, послужила операция «Бамберг» (Bamberg), проходившая с 26 марта по 6 апреля 1942 г. в районе Глуск — Паричи — Октябрьский, южнее Бобруйска. В операции участвовали 707-я пехотная дивизия, 203-я охранная бригада, 102-й словацкий пехотный полк и 315-й полицейский батальон. Планируя оперативные мероприятия, фон Шенкендорф постарался всесторонне изучить обстановку и утвердил следующий план действий, состоявший из четырех фаз:
1. Сосредоточение войск и образование большого «котла» диаметром от 25 до 30 км;
2. Сужение кольца окружения;
3. Очищение «котла» с помощью последнего концентрического удара;
4. Прочесывание местности в обратном направлении и осмотр района до второго исходного рубежа, в ходе которого внутренний район цели, включавший в себя населенные пункты и местных жителей, подлежал ликвидации.

При планировании оперативных мероприятий карательные меры предлагалось использовать после боевых действий, в конце третьей — в начале четвертой фазы операции. Также обращалось внимание на то, чтобы вывезти из района сельскохозяйственную продукцию. Ничего похожего раньше не делалось. Теперь следовало провести учет скота, запасов зерна и овощей. Реквизиции должны были проводиться в четвертой фазе, когда исчезнет потенциальная опасность партизанских нападений и захваченное продовольствие можно будет беспрепятственно доставить на специальные пункты.

В результате операции «Бамберг» полностью очистить район от партизан не удалось: народные мстители уклонились от прямых боев, использовали огневые засады для поражения живой силы противника.

Жертвами экспедиции, прежде всего, стали гражданские лица — жители так называемых «партизанских деревень» (Partisanendorfer), объявленные «партизанскими помощниками» (Partisanenhelfem) и «сочувствующими» (Sympathisanten). В общей сложности военнослужащие вермахта, члены полиции порядка и словацкие добровольцы убили 5000 человек, из них 3000 расстреляли солдаты 707-й пехотной дивизии. Среди убитых также было 200 евреев и 650 человек, обозначенных в качестве партизан. Войска захватили 5060 голов скота, 115 тонн зерна и 120 тонн картофеля

В любом случае, операция «Бамберг» позволила на практике опробовать новую тактику ведения боя. Что касается насильственных действий в отношении местных жителей, то было очевидно, что подобная тактика носит двойственный характер. С одной стороны, сожжение деревень, вывоз сельхозпродукции лишал партизан возможности использовать ресурсы районов, превращенных в «мертвую зону». С другой — убийства мирного населения отрицательно влияли на имидж немецких властей, вынуждали людей бежать в лес.
….
В любом случае, отказаться от сотрудничества с СС Шенкендорф не мог. ….

Бывший член зондеркоманды, Альбин Ф., переведенный в штрафную часть из управления комплектования войск СС, 19 марта 1948 г. показал на суде, что происходило в Борках:

«…Деревни брались в кольцо. Никого не выпускали и не впускали. Поля обыскивали и людей сгоняли в деревни. На следующее утро около 6 часов утра всех людей — это была большая деревня, около 2500 человек — детей, женщин, стариков погнали к четырем или пяти амбарам… Вскоре прибыл Дирлевангер с 10 солдатами, офицерами и остальными, и приказал: "Немедленно всех расстрелять". Перед одним из амбаров он поставил четырех сотрудников СД с автоматами. Амбары открыли. Дирлевангер скомандовал: "Огонь!" В людскую массу стреляли из автоматов, без разбора, и неважно, кто это был — дети, женщины, старики. Было ужасно. Как только заканчивались патроны, заряжалась новая обойма. Никто не целился. Затем амбары закрыли. Сотрудники СД брали солому с крыши и поджигали амбары. Это была самая ужасная картина в моей жизни, которую я когда-либо видел. Никто не мог выйти из амбаров, пока они не рухнут. А Дирлевангер и его штаб стояли примерно в 50 метрах от амбаров с русским карабином. Когда тяжело- или легкораненые люди, охваченные огнем, пытались вылезти наружу, по ним вели стрельбу. Дирлевангер был во главе стрелков, не уходил, пока никого не оставалось в живых…»

....
С 17 по 21 июня прочесывание Кировского района продолжилось. В течение четырех дней зондеркоманда сожгла деревни Пируново, Виленку, Забуднянские Хутора, Немки и Збышин, где жертвами эсэсовцев стали 1076 сельских жителей

В воспоминаниях безымянного ветерана СС встречается рассказ, как члены команды действовали летом 1942 г.: «Если кого-нибудь из нас обстреливали… мы быстро выдвигались к этой деревне. Вокруг деревни выставлялось оцепление, чтобы предотвратить бегство местных жителей, все дома и бараки осматривались. Происходило это так. Мы заходили в дом и кричали: "Давай, давай, выходи наружу!" После этого осматривался дом, и в нем искали что-нибудь подозрительное — оружие, элементы военной формы или обрывок листовки… Местные жители, оказавшиеся в домах и возражавшие против обыска — неважно, словами или жестами рук, — расстреливались на месте. В таких случаях их объяснения совершенно никого не интересовали. Других обычно арестовывали, и либо расстреливали из пулемета, либо загоняли в какое-нибудь строение (часто в бывшую церковь) и поджигали. Мы бросали несколько ручных гранат, после чего ждали, когда внутри разгорится пламя. Для нас в то время самым главным было обезопасить глубокий тыл армии, поэтому эти люди являлись для нас врагами. Нас обстреливали, и мы отвечали. Чтобы нас больше не обстреливали, мы этих людей ликвидировали. Такие нам отдавали приказы. Конечно, это объяснение вряд ли может служить оправданием, но мы воспитывались в Третьем рейхе, где часто звучал лозунг: "Послушание до смерти"»
……

Вместе с тем фон дем Бах не хотел портить отношения с Шенкендорфом. Чтобы не накалять лишний раз атмосферу, он предпринял шаги по более тесному сотрудничеству с вермахтом в решении партизанской проблемы. Команду Дирлевангера подключили к операции «Майский жук» (Maik"afer).

По указанию Шенкендорфа, в Кличевском, Кировском и Быховском районах Могилевской области командование 203-й охранной дивизии подготовило операцию «Майский жук».
Для ее проведения были выделены следующие части и подразделения:
— 608-й охранный полк в составе 423-го и 825-го батальонов;
— батальон 286-й охранной дивизии;
— особая команда СС Дирлевангера;
— подразделения Восточного запасного полка «Центр» (особый штаб «Голефельд»): батальоны «Березина» и «Днепр», а также формирования вспомогательной полиции
Руководство операцией «Майский жук» доверили командиру 608-го охранного полка, полковнику Курту фон Зейдлиц-Курцбаху

Общая численность партизан составляла около 1700 человек. Для проведения операции германским командованием было сформировано три боевых группы. Первая из них (батальон «Березина» и подразделения вспомогательной полиции) наступала на партизанский край со стороны Кировска, в районе деревень Вилы — Пацева Слобода. Вторая группа (подразделения 608-го охранного полка) действовала правее, в районе Городец — Охотичи. Третья группа (куда входили батальон 608-го охранного полка и зондеркоманда СС Дирлевангера) должна была наносить удар в направлении населенного пункта Воевичи. Батальон «Днепр» получил приказ наступать непосредственно на Кличев со стороны Могилева. Основная задача, стоявшая перед охранными частями, заключалась в том, чтобы очистить от «народных мстителей» район южнее Кличева, уничтожив основные силы «незаконных вооруженных формирований»

Партизаны, однако, не собирались просто отсиживаться в обороне. Кличевский оперативный центр предпринял смелый маневр, имевший целью отвлечь противника от кличевского направления. Навстречу боевым группам (батальоны «Березина» и 608-го охранного полка), наступавшим в районе Пацева Слобода — Вилы — Охотичи — Городец, были выдвинуты 537-й и 620-й партизанские отряды. Вечером 30 июня они вплотную подошли к городу Кировску и обстреляли его из артиллерийских орудий. Среди немцев, не ожидавших такой дерзости, возникло некоторое замешательство, поэтому наступление перенесли на следующее утро.

Немецкие боевые группы попытались охватить партизан с двух флангов: слева наносился удар в район Костричская Слобода — Заполье — Усохи, справа — в район Городец — Пересопня — Воевичи. Поначалу для экспедиции все складывалось благополучно. Батальон «Березина», выбив партизан из Пацевой Слободы, развивал наступление на Заполье — Усохи. Однако возле Заполья партизаны оказали ожесточенное сопротивление. 277-й, 278-й отряды и группа самообороны Дмитриевского сельсовета во главе с П.А. Кушнером не дали добровольцам овладеть населенным пунктом. Бои шли несколько дней. 4 июня, отступая, батальон попал в «огневой мешок», организованный бойцами 537-го и 760-го отрядов. По словам Г.А. Храмовича, принимавшего участие в том бою, батальон «Березина» понес тяжелые потери — полторы сотни человек (до операции в нем числилось около 800 добровольцев), был убит командир батальона, разгромлен штаб, а все документы захватили партизаны.

Причем 7 июня партизаны совершили нападение на служебную машину Курта фон Зейдлица-Курцбаха и убили полковника.

Зондеркоманду Дирлевангера подключили к операции «Майский жук» не сразу: с 30 июня по 5 июля 1942 г. часть занималась «зачистками» в Кличевском, Березинском и Могилевском районах. Затем личный состав перебросили под Воевичи, где штрафники участвовали в боях в составе ударной группы. 9 июля Дирлевангер получил ранение в руку. С 1 по 10 июля личный состав батальона сжег деревни Грибова Слобода, Матеевичи, Голынка, Дулебы и Треболье.

Разумеется, во время операции «Майский жук» села жгли не только подчиненные Дирлевангера, но и охранные подразделения, в первую очередь за оказание помощи партизанам. Боевые группы уничтожили деревни Охотичи, Богдановка, Пацева Слобода, Костричи, Костричская Слобода. Место, где стояла деревня Воевичи, можно было узнать только по обгоревшим остовам печей.

Между 10 и 13 июля генерал Шенкендорф отдал приказ о выводе войск из боев. Операция «Майский жук» не достигла поставленной цели. Наступление подразделений 608-го полка было остановлено на рубеже, проходящем по реке Ольсе между Кличевым и деревней Бацевичи, а батальон «Березина» понес большие потери. Из сел партизанской зоны удалось вывести всего 636 голов скота.
….

Готовившаяся в середине июля 1942 г. операция, получившая кодовое наименование «Орел» («Adler»), вполне подходила под это описание. Шенкендорф сконцентрировал рядом с партизанской зоной силы, равные по численности хорошо укомплектованному пехотному соединению вермахта, имевшему авиационную и артиллерийскую поддержку, резервы и обеспечение. Было сформировано четыре боевых группы — из состава частей высшего фюрера СС и полиции, 203-й и 286-й охранных дивизий, образовавших оперативное соединение «Орел».

От высшего фюрера СС и полиции были выделены:
— 2-й полицейский полк (командир — подполковник Альберт Бухман), в составе 11-го и 13-го резервных полицейских батальонов (командиры — майоры полиции Франц Лехтгалер и Ганс Грип) и 22-го полицейского батальона (командир — майор полиции Эвальд Штернагель);
— особая команда СС «Дирлевангер»;
— команда СД (сформирована на базе подразделений 8-й айнзацкоманды)[279].
203-я охранная дивизия выделила:
— 473-й охранный батальон (командир — майор Мунд);
— 642-й охранный батальон;
— боевой батальон «Днепр»;
— 8-й артиллерийский дивизион «Смоленск»;
— команду ГФП.
286-я охранная дивизия к операции привлекла:
— 134-й полицейский батальон;
— 452-й охранный батальон;
— 102-й казачий батальон (командир — майор Иван Никитич Кононов);
— 9-й артиллерийский дивизион «Смоленск»;
— особый батальон капитана доктора Кноблиха;
— танковый взвод 286-й охранной дивизии;
— команду тайной полевой полиции. В резерве находились:
— 2 легких разведывательных танка;
— 6-й зенитный моторизованный взвод;
— 1-й взвод 769-го легкого зенитного дивизиона;
— 2-й взвод 715-го легкого зенитного дивизиона 35-го зенитного полка.

В операции также участвовали батальон «Волга» из состава Русской Национальной Народной Армии (а точнее — соединения «Граукопф») — вместо батальона «Березина», потерявшего 150 человек, и подразделения вспомогательной полиции.

Командовать оперативным соединением Шенкедорф поручил генерал-майору Иоганну Рихерту (в партизанских воспоминаниях он иногда выступает под выдуманными фамилиями Райзульц или Рейзенгульц[282]). С воздуха охранные войска и части СС поддерживали 51-я бомбардировочная эскадра «Эдельвейс» из Бобруйска (Kampfgeschwader 51 «Edelweiss») и четыре бомбардировщика из 1-й бомбардировочной эскадры, дислоцировавшейся в Старом Быхове.

-----

О причастности 707 и 203 немецких охранных дивизий в уничтожении сёл вместе с жителями нет никакого сомнения.
Тем более, что на оперативных картах штаба РККА за декабрь-январь 1943г. данные дивизии отмечены в районе д.Мормаль - д.Ола.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Ср Янв 16, 2019 1:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Отчетная карта 48 А, 65 А, 61 А с 7.12 по 19.12.43 г.


Отчетная карта общей обстановки БелФ по состоянию на 1.1.44 г



Отчетная карта БелФ 50, 3, 63 и 48 А с 9.1 по 20.1.44 г.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Пн Мар 04, 2019 3:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Иди и смотри

Съёмки фильма проходили в Березинском заповеднике (в котором и находится д.Ола) и в окрестностях деревни Каменка.

Помимо боевых патронов в фильме использовались и настоящие снаряды.

Сильное впечатление произвела сцена с коровой: при съёмках использовались боевые патроны, и при попадании первых пуль животное встало на дыбы чуть не задавив актёра..

При съёмках сцены сожжения деревни массовку — местных жителей — согнали в амбар, но нужного накала эмоций никак не удавалось добиться.. Один из актёров, игравших немцев, дал в воздух очередь из автомата. В результате - «из амбара раздался такой человеческий вой, сымитировать который было бы не под силу ни одному актёру».

...

https://www.kinopoisk.ru/film/42571/


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Пт Май 08, 2020 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мину с посланием красноармейцев немецким солдатам нашли в Светлогорском районе



Мину с листовками, адресованными Красной армией немецким солдатам и офицерам, обнаружили во время строительства и благоустройства прилегающей территории мемориального комплекса на месте сожженной в годы войны деревни Ола в Светлогорском районе.

Об этом сообщила корреспонденту БЕЛТА пресс-секретарь Гомельского облисполкома Ольга Рябикова. Мину обнаружили в лесу. Внутри не было ни боевого заряда, ни осколков. "В герметичном корпусе сохранилась целая пачка листовок на немецком языке. Это было обращение Красной армии к немецким солдатам и офицерам", - рассказала пресс-секретарь. Текст написан на синей бумаге, предположительно, для того чтобы листовки лучше были видны на снегу после сбрасывания мины с воздуха.
"Командование Красной армии уже предупреждало и предупреждает вас, солдаты и офицеры, повторно, что виновно не только немецкое командование, которое отдает приказы об уничтожении советского населения, но и немецкие солдаты и офицеры, которые выполняют эти приказы. Никто из вас не избежит возмездия за исполнение этих приказов. Есть только один путь избежать ответственности за преступление - не совершать его", - говорится в послании.

Вторая часть листовки - обращение к военным 45-й и 707-й дивизий.

"Нам стало известно, что так называемый отряд особого назначения и охотничьи отряды, составленные из ваших дивизий, совершают преступления против советского мирного населения. Так, в ноябре 1943 года солдатами и офицерами этих отрядов был сожжен населенный пункт Сельное. 14 января 1944 года жители населенного пункта Ола были согнаны этими отрядами в дома и сараи и затем подожжены…Ваше правительство сказало вам, что эти люди - партизаны, и вы автоматически привели в исполнение этот приказ по убийству и сожжению. Из-за этого невинные старики и дети приняли мучительную смерть. Как вы будете отвечать за такие жестокие деяния? Кто простит вам такие зверства?" - адресуют вопросы авторы листовки.

Сейчас ценная находка у специалистов. Дальнейшая ее судьба решится в ближайшее время. 76 лет назад жители Олы, а также их соседи из близлежащих деревень в ожидании освобождения скрывались от оккупантов. Утром 14 января 1944 года немцы окружили деревню. Людей загоняли в дома, затем поджигали. Тех, кто пытался убежать, расстреливали, бросали в огонь живыми. В деревне погибли почти 1758 человек - в 12 раз больше, чем в Хатыни. После войны Ола не возродилась.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
-=RuS=-



Зарегистрирован: 18.04.2016
Сообщения: 872

СообщениеДобавлено: Вс Апр 18, 2021 10:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

..


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя -=RuS=- Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов - Гомель в годы Великой Отечественной войны » О злодеяниях захватчиков на территории Гомеля и районов. Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Flag Counter


Powered by phpBB © 2001- 2004 phpBB Group
Design by Vjacheslav Trushkin
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS